Рассказы о покойниках, упырях, ведьмах, колдунах, страшных карликах и просто хороших людях...

Следите за публикациями новинок


Злой, бессердечный человек


предыдущая- 3 / 4 -следующая

Матвей Львович, вспомнил подробности ночи, и почувствовав желание, смешанное со стыдом и презрением к самому себе, прошептал Кирину:

- Покорнейше прошу Вас уйти. И девицу заберите…немедленно. Сей же час! Ключи оставьте внизу.

Он хлопнул дверью так, что та едва не сорвалась с петель, и наскоро одевшись, направился в баню.

Отмывшись до скрипа, Ледастров долго и бесцельно блуждал по городу. Послушал в парке духовой оркестр, и, пожалуй, впервые задумался о своём бегстве из Немчиновки. Он ждал письма. Ждал разноса от Одилии Ивановны, но письма всё не было…Что если самому написать? Но о чём?

Он не заметил, как стемнело. Опустел летний театр, музыканты давно разошлись. Лишь какая-то нищенка сидела поодаль, на соседней скамье. Раскачиваясь из стороны в сторону она бормотала что-то.

Матвей Львович прислушался:

- Скоро, скоро, Матвей, скоро, скоро…уже дроги смазаны, лошади запряжены, едет- едет возок, гроб с покойником везет, Матвей, Матвей, от смерти не уйти, скоро, скоро помирать, да за всё ответ держать…

Ледастров похолодел.

-Что ты, дура, несешь? – крикнул он старухе.

Та продолжала шевелить сухими губами:

- …милостив буди мне грешной…Молитву, батюшка, читаю. Дай, что ли, денюжку,  за тебя помолюся!

-На…вот - он положил на протянутую ладонь пятачок.

-А…звать-то тебя как? – старуха посмотрела на него, но он понял, что она не видит. Слепая.

- Ты только что называла меня по имени. Говорила, что скоро умру…

- Что ты, Бог с тобой, батюшка. Почудилося тебе...

Ледастров вернулся в гостиницу. Беспорядка не было, и по довольному лицу горничной, было ясно, что Кирин её не обидел.

-Бельё сменили? – спросил Матвей Львович.

Девушка поклонилась:

-Сменили.

Этой же ночью Матвей Львович проснулся от ужаса: черти жарили его на сковородке, а Кирин почему-то стоял поодаль, и руководил процессом, подсказывая им, где надо ткнуть, чтобы вытекло больше сала.

Сидя в кровати, Ледастров вспомнил о Боге. Он захотел прочесть «Отче наш», но не смог - слова путались, на ум приходили отрывки посторонних цитат и фраз…Господи, господи, не дай мне умереть без покаяния! – шептал Матвей Львович.

Утром ему принесли долгожданное письмо из Немчиновки, он схватил конверт – он желал обличения и  надеялся на прощение! Он вернется,  добрая Одилия Ивановна простит его, и всё будет по-прежнему, Господи, какое это счастье!

В письме чужим, размашистым почерком сообщалось, что жена его умерла.

-Что за чушь…чепуха какая-то…-бормотал Матвей Львович себе под нос.- Ошибка, как есть…это я должен был…Одилия Ивановна, голубушка, как же ты…

Вернувшись домой, он нашел дочерей, с красными от слёз  глазами. Все обвиняли Матвея Львовича в смерти маменьки.

-Вы не должны были уезжать!

-Вы бросили её одну и сердце бедняжки не выдержало!

- Вы злой, бессердечный человек!

предыдущая- 3 / 4 -следующая


Понравилось прочитанное? Рекомендуйте произведение своим друзьям


- распространение материалов без согласия автора и ссылки на сайт - запрещено. ВКонтакте | Facebook