Рассказы о покойниках, упырях, ведьмах, колдунах, страшных карликах и просто хороших людях...

Следите за публикациями новинок


Дом

Скачать произведение (.rtf)
предыдущая- 4 / 17 -следующая

Утроба дома казалась холодной и пустой. Владлен чиркнул спичкой,  нащупал в кармане свечку, которую успел прихватить у тещи.  Это была тонкая церковная свечка - разгоревшись, она стала чадить, а потом совсем угасла.

- Сквозняк! – констатировал  Витька. Ты бы, Владлен, фонарь захватил что ли, али светильник какой.

- У моего Мишки был фонарик.- зло бросил Владлен. – Здесь где-то остался.

-  Давай тряпку зажжем какую-нибудь! – икнул Максим.

Владлен снова чиркнул спичкой. Под ногами валялось битое стекло и всякая рухлядь. Скуридин достал из-за пазухи бутылку самогона и плеснув немного на ближайшую ветошь, бросил спичку.

- Ты что, сдурел совсем, Скуридин? – почти одновременно вскрикнули мужики, но Владлен  скрестив руки на груди, улыбался, наблюдая дело рук своих. Всполохи пламени озаряли его спокойное, красивое лицо, с немного раскосыми, в мать, глазами.

- Зато светло! – наконец сказал он, и подойдя к двери, выломал деревянную балку оклада. Балка загоралась неохотно. Ветошь прогорела, но вместо факела, на который рассчитывал Владлен, у него получилась палка с  ярко-красным обугленным концом. Тогда мужчина поджег другую кучу хлама, плеснув на неё самогона, чем опять обидел мужиков.

- Хорош добро переводить –  с досадой глядя на это безобразие, протянул Витька Косой.  - Давай лучше по сто, да по домам. Того…утром придем, кады светло! Правда, Максим?

Плотников зачарованно смотрел в угол на кучу тряпья, до которой добралось жадное пламя. Внезапно куча вскочила на ноги и заорала благим матом. Испугавшись, Витька с Максимом бросились к выходу, толкая друг друга.

 Владлен не мог пошевелиться, наблюдая, как корчится в страшных муках бывший библиотекарь Олешенко, пытаясь сбросить с себя горящую телогрейку, как  протягивая руки, идет к нему этот пылающий факел,  и,  споткнувшись о дырявый паркет, падает.

Пахло жженой плотью. Страшный предсмертный крик эхом отталкивался от равнодушных стен.

На суде Владлен Скуридин виновным себя не признал, оправдываясь тем, что погибший был убийцей его сына Миши. Когда прокурор зачитывал приговор, Владлен был спокоен. За убийство по неосторожности ему бы дали минимум – Скуридин был везде на хорошем счету, но Владлен сам пошел под статью, сказав, что нисколько не раскаивается в том, что не помог человеку и не пытался его спасти.

Бывший библиотекарь был из «антиллигентов»:  разочаровавшись в Советской власти, спился и деградировал. В тот день он спал будучи мертвецки пьяным  в «нехорошем»  доме, куда забрел по чистой случайности, по тому же пьяному делу. Так говорили люди, но у Скуридина была своя правда. Владлен умер в тюрьме, в день сороковин сына, при невыясненных обстоятельствах.

предыдущая- 4 / 17 -следующая


Понравилось прочитанное? Рекомендуйте произведение своим друзьям


- распространение материалов без согласия автора и ссылки на сайт - запрещено. ВКонтакте | Facebook